« Назад к указателю

Эфроимсон Владимир Павлович

23 апреля 2009 45 коммент.

21.11.1908, г.Москва – 21.06.1989, г.Москва

биолог, генетик, действительный член МОИП

Три яркие черты характера в особой степени отличали личность В.П.Эфроимсона: страсть к знаниям, любовь к справедливости и стремление к личной свободе. Этому сопутствовали горячий темперамент, потрясающая работоспособность, прекрасная память, бесстрашие.

В.П.Эфроимсон родился в семье банковского служащего. Семья жила в доме страхового общества «Россия» на Лубянке. В том самом, где потом разместились ЧК и НКВД. В школе он увлекался историей. Однако в 1925 г. поступил на биологическое отделение физико-математического отделения Московского университета. Там он, попав под влияние Н.К.Кольцова и его сотрудников, увлекся генетиков на всю жизнь. Как ученый В.П.Эфроимсон сложился в московской школе эволюционной генетики, которую основали биологи Н.К.Кольцов и С.С.Четвериков. Будучи изгнанным из университета, В.П.Эфроимсон вступил в большую науку, как бы минуя период ученичества. При поддержке Н.К.Кольцова он стал работать в Рентгеновском институте, где изучал действие облучения на мутационный процесс. В 1932 г. он сформулировал принцип равновесия между скоростью мутационного процесса и отбора в популяциях человека и на этой основе впервые предложил способ оценки частоты мутирования рецессивных сублетальных генов. Открытие было высоко оценено будущим Нобелевским лауреатом, американским генетиком Германом Меллером, приехавшим в те годы поработать в СССР. По рекомендации Г.Меллера В.П.Эфроимсону было предложено место в открывшемся в 1932 г. в Москве Медико-биологическом институте. К сожалению ни приступить к исследованию, ни даже опубликовать подготовленную статью Владимир Павлович из-за ареста не успел. Спустя 4 года институт был закрыт, и исследования по генетике человека в СССР на четверть века были прекращены.

Даже на фоне трагической судьбы генетики и генетиков в СССР, выпавшие на долю В.П.Эфроимсона испытания, поражают. 1929 год – исключение из Московского университета за выступление в защиту отправленного в ссылку профессора С.С.Четверикова; 1932-1936 гг. – арест и лагерь в Сибири; август 1937 г. – внезапное увольнение с работы в Институте шелководства в Ташкенте за выступление в защиту «менделизма-морганизма »; 1941-1945 гг. – участие в Великой Отечественной войне, где он был эпидемиологом, санитарным врачом, переводчиком, разведчиком.

С фронта он писал письма жене М.Г.Цыбиной и другу Е.И.Лукину: «… гудение, начал считать, и солнце помешало – потом узнал 25 юнкерсов. …Я был на открытом поле, метрах в 600 от дороги, машин и танков. Помню отсутствие страха, ясность мысли и подсчеты вероятности того, что бомба (промазав по машинам, они тоже поспешно разьезжались по полю) попадет в район моего расположения. Помню расчет – бежать не стоит, надо лежать. … Удары, удары, визг бомб ( или сирены), взлетающие тучи земли… Эта – нет, эта – нет… и чувство облегчения, когда вытягиваясь в нить юнкерсы начали уходить…». Его наградили тремя боевыми орденами и восемью медалями.

В короткие периоды просветы между отсидками и войной В.П.Эфроимсон неистово работает, защищает кандидатскую диссертацию, в 1947 году – докторскую диссертацию по проблемам эволюционной генетики и селекции тутового шелкопряда в Харьковском университете, где работает в должности доцента. Несмотря на успешную защиту, утверждение в звании доктора биологических наук произошло лишь через 15 лет, и то под нажимом общественности. В том же году его увольняют из Харьковского университета за перевод антилысенковской статьи известного русского генетика, «невозвращенца» Ф.Г.Добжанского. После увольнения Владимир Павлович пишет «докладную записку» на 300 страницах об аферах Т.Д.Лысенко и посылает ее в ЦК партии и затем в прокуратуру. За этим следует арест в 1949 году и 7 тяжких лет лагерей (1949-1955 гг.) в Джезказгане.

После реабилитации в 1956 году и возвращения в Москву В.П.Эфроимсон вынужденно работает ряд лет библиографом в библиотеке Иностранной литературы, пишет рефераты на публикации на трех европейских языках по разным разделам общей и медицинской генетики и одновременно публикует серию обзорно-теоретических работ в области генетики иммунитета и канцерогенеза. С кипучей подвижнической деятельностью Владимира Павловича связано возрождение медицинской генетики в СССР. Он вновь активно включается в борьбу с лысенковщиной и публикует в журнале «Бюллетень МОИП» статью с критикой основных трудов группы Лысенко.

Лишь в 1967 году В.П.Эфроимсон получает возможность проводить эксперименты, став во главе отдела генетики НИИ психиатрии при Минздраве СССР. Были выполнены оригинальные исследования и опубликован ряд монографий, среди которых следует назвать книгу «Генетика олигофрений, психозов и эпилепсий», 1978 (совместно с М.Г.Блюминой). В.П.Эфроимсона влекла не только медицинская генетика, но и наследование вариантов нормы у человека (антропогенетика), генная детерминация интеллекта и поведения в связи с историей культуры и общества. С 1977 г. В.П.Эфроимсон работает старшим научным сотрудником-консультантом Института биологии развития им. Н.К.Кольцова.

Ситуацию начала 80-х годов В.П.Эфроимсон охарактеризовал так: «Среди философов, психологов, педагогов, социологов все еще господствует тенденция отрицать роль наследственности, если речь заходит о вариациях любых способностей и интеллекта в целом и об их развитии в рамках норма – талант – высокая одаренность. Хотя в этих рамках генетика располагает обильными данными близнецового метода…».
Исследование Владимира Павловича намного продвигает нас к пониманию наследования психических функций человека, человеческого гения, что отражено в его книгах: «Гениальность и генетика», «Генетика этики и эстетики», «Педагогическая генетика», увидевшие свет только после его смерти.

Подход В.П.Эфроимсона к исследованию гениальности включает в себя представление о триаде таланта: зарождение потенциального гения – проблема генетическая, развитие и становление – биосоциальная, воплощение в жизнь потенциального таланта или гения – проблема биосоциальная. Стержень концепции В.П.Эфроимсона состоит в убеждении, что потенциальные и состоявшиеся таланты и гении имеют, как правило, в своем генотипе генетические факторы внутреннего «допинга», резко повышающие психическую и интеллектуальную активность на фоне тех или иных способностей. Описаны четыре зависимых от генов биохимических стимулятора: 1) гиперурикемия или повышенный уровень мочевой кислоты, дающий подагру; 2) высокое содержание андрогенов у женщин с синдромом Морриса; 3) повышенный уровень катехоламинов при синдроме Марфана; 4) циклическая стимуляция повышенной умственной активности при слабой форме маниакально-депрессивного психоза.

В.П.Эфроимсон вводит новый термин – импрессинг. Это ранние и сверхранние впечатления детства, которые действуют в чувствительный период и определяют характер и направление личности на всю жизнь. Владимир Павлович показывает, что для становления потенциального гения необходимы раннее признание, поощрение и свобода творческого самовыражения. Взаимодействие генов одаренности со стимулирующей средой, анализ действия ранних импрессингов, разработка системобразования и воспитания, ориентированных на исходное генетическое разнообразие (полиморфизм), непременное развитие этических и эстетических сторон личности – все это должно, по замыслу В.П.Эфроимсона, стать объектом специальной науки – педагогической генетики. С эволюционных позиций В.П.Эфроимсон обосновывает вывод, что комплекс этических свойств (альтруизм, совестливость, способность к самоотверженным поступкам), а также эмоциональное восприятие красоты и гармонии имеют наследственную основу, возникнув в ходе группового отбора.

Социально-философское кредо В.П.Эфроимсона – это убежденная вера в прогресс, в большие потенциальные возможности человечества, в то, что разум в сочетании с этическими принципами способен возвысить людей над их нынешним уровнем в той же мере, как современные люди отличаются от предков. Каждая страна в прошлом регулярно проходила через кризисы, выход из которых нередко зависел от активности двух-трех гениев. И ныне, верует В.П.Эфроимсон, выход из кризиса в отдельной стране, ее лидерство или отставание, расцвет или прозябание будут в большой степени зависеть от того, в какой мере удастся на службу своему отечеству поставить достижения потенциальных гениев и необычных талантов, которым должна быть предоставлена возможность развития и реализации. Эта вера двигала выдающимся генетиком в его трудной жизни, в его долголетних исследованиях, она окрасила их внутренней страстью. Эта вера должна послужить путеводной нитью и современному человеку в его стремлении к гармоническому развитию.

Наталья Кантонистова

45 коммент. »